фрау Рэтхен и ко
Мы вам покажем драму "Пиф-паф"
Последнее время хочется поговорить за книжки. Вообще хочется устроить "генеральную исповедь" по многим темам, так что, может, другие серии постов тоже будут. А тут пусть именно книжное, повод-то удобный.
Опросник потянут у Тень Черного Зверя. Будет по 10 дней сразу, растягивать лениво.
*ах да. я вообще больше по рассказам, так что в некоторых пунктах будут они, а не целые большие книги*

День 01: Лучшая книга, прочитанная в прошлом году.
Хотя в прошлом году я почти всё время писала ДС и потому читала очень мало, всё равно пришлось выбирать из двух, понравившихся почти одинаково. Но по размышлении, всё же "Котлован" Платонова. Ещё не встречала ничего настолько особенного, "инакового", похожего на книгу из какого-то совсем другого мира. И настолько похожего на нашу, сегодняшнюю действительность - пыльную и повседневную, как она есть. И настолько эфемерно-светлого - где-то там, за горизонтом.

День 02: Самая неудачная книга, прочитанная в прошлом году.
Опять-таки, слишком мало книг, чтобы выбрать, а обе прочитанные явно были удачными. Так что из недочитанного - "Fabian" Эрика Кестнера. Я вообще-то её грызла ради немецкого, но где-то в середине сломалась на внезапной любовной линии, которую ничто не предвещало. *нет, я не всегда ломаюсь на любовных линиях, но эта что-то не понравилась с первого взгляда* И она бы, может, даже закончилась бы через пару глав, но книгу я тогда отложила и до сих не вернулась.

День 03: Книга, которую вы читали более трех раз.
Хм... Наверно, "Овод". Да, его я, пожалуй, читала больше трёх (с учётом одного раза на английском).

День 04: Книга, которую вы читали более десяти раз.
Ну, это явно что-то из детства: тогда я по большей части перечитывала один и тот же набор книжек. А пусть будет "Домино" Сетона-Томпсона - тем более, что его я перечитывала относительно недавно. Ну это же прелесть что такое и сколько я из него потянула - особенно ближе к финалу: люди с ружьями, погоня по снегу (на секундочку, на две главы) и фактически, "репетиция" смерти (сгущающаяся темнота, пафосный кровавый закат, "прощай, черно-бурый лис, ты жил победителем и ты умираешь победителем"), но только репетиция (всерьёз для меня в том возрасте было бы слишком сильно). Ну и конечно, сам Домино - красивый, изящный, но всё же хищник. Всегда симпатизировала хищникам.

День 05: Любимый книжный сериал.
Трилогия считается за сериал? Тогда "Дети Арбата" Рыбакова. Идеальное сплетение эпохи, города, людей - совсем живых, которых, кажется, уже встречал где-то - мелодий и книг, танцев и театральных постановок, человеческого быта в хрупком равновесии с тяжёлой поступью тяжёлых лет. Увидеть, почувствовать, почти попробовать на вкус Москву того времени - за это можно простить и неровный стиль, и пришитую "как в книжках" любовную линию, и оборванные истории второстепенных персонажей, и многое другое.

День 06: Любимая книга в любимом книжном сериале.
Первая - собственно, "Дети Арбата". В общем-то, всё, о чём я сказала, наиболее полно и гармонично получилось в ней.

День 07: Книга, которая делает счастливым + День 08: Книга, которая заставляет грустить.
Вы так спрашиваете, как будто это взаимоисключающие вещи.
И неплохо бы уточнить, в каком смысле "делает счастливым" - а то ведь я так сюда "Колымские рассказы" Шаламова запишу, которые читаю в самые "чёрные" дни (потому что "пожрать осталось? температура плюсовая? вши не кусают? ну и всё, что тебе ещё надо"). Но вы ведь явно не об этом спрашиваете.
Точно так же с грустью. Имеется в виду "светлая печаль"? Тогда практически все платоновские вещи: что тот же "Котлован", что рассказы. Но это уже такая "мировая" грусть на границе с счастьем, так что... так что...

День 09: Книга, которая заставляет задуматься.
Да какбэ чтение - процесс, предполагающий задумывание, нет?
Нет, если считать навязчивые размышления, которые продолжаются долгое время спустя (и почти что против воли), то была у меня недавно такая книга - "Хранитель древностей" Домбровского. Размышления начались после пассажа о Ницше и касались того, где начинается и кончается фашизм и где справедливые опасения, что это он самый, превращаются в обвинения на ровном месте.
А, ну и о гражданской войне и революции в целом, само собой.
"- Сколько у народов защитников, оказывается, - усмехнулся бригадир и покачал головой. - И Колчак, и Деникин, и Маруська вот эта, и ты с наганом! И все защитники".

День 10: Книга, которая вас шокировала.
Меня, наверно, уже сложно шокировать книгой) Но в негативном смысле, пожалуй, шокировала "Тёмная сторона Москвы" Артемьевой - в плане "а что, так можно? и печатают?" Ну и конечно, это был хороший такой хлебок сегодняшней мешанины в головах, которая обычно так удачно остаётся за рамками моего общения с миром.

День 11: Самая недооцененная книга.
Надо понимать, общественностью, а не мной лично? Тогда "Три толстяка" Олеши. Нет, это не исключительно детская сказка: при прочтении во взрослости она ничуть не теряет в глубине, скорее, наоборот. И нет, она не про революцию - то есть, да, про неё, но этим не исчерпывается. В конце концов, она написана неподражаемым восхитительным стилем, её образы мерцают и зачаровывают, её герои - вне рамок шаблонов, она жутка, глючна и глубоко психологична.

День 12: Самая переоцененная книга.
А вот сейчас можно кидаться в меня всякими предметами, но по-моему, это "451 градус по Фаренгейту". Нет, попытка описать современный (тогда ещё будущий) мир со всеми его пороками внушает уважение, но по-моему, решающая роль книг как носителя всё же сильно преувеличена. Ну в самом деле: если человек постоянно закидывается второсортным фэнтези или любовными романами, чтоб только сбежать из действительности, чем это в корне отличается от телестен или наушников-ракушек? И неужели это лучше, чем если бы он посмотрел хороший серьёзный фильм или в тех же ракушках слушал стихи, положенные на музыку? Так-то беспроигрышный вариант: сравнивать классиков с телешоу и рекламой)
*Ну и позиция властей как будто добавлена для антиутопичности. Столько сил на уничтожение книг, которые всё равно никто не читает, и их оставшихся ценителей, которые в любом случае не пересилят систему... когда на пороге война...*

День 13: Самая любимая книга одного из нелюбимых писателей.
Нну... вот мне Лев Толстой не нравится - и с точки зрения морали, и просто по стилю *я из тех, кому ближе Достоевский, угу)* Но вот его "Детство. Отрочество. Юность" были приятным исключением. С одной стороны, весь этот изящно-припыленный дворянский мир, с другой - беспрестанные размышления и рефлексия главного героя, мировоззренческие построения, глупости, совершаемые с серьёзным лицом, и непреодолимая неловкость даже в самых простых ситуациях. "Да, да, у меня так тоже!"

День 14: Самая нелюбимая книга одного из любимых писателей.
"Эфирный тракт" Платонова не очень понравился: нудно, псевдонаучно, слишком всерьёз о вещах слишком фантастичных. Может, будь у меня интересы больше схожи с интересами автора, пошло бы лучше. А так мимо.
(И у него же - рассказ "По небу полуночи", написанный как будто и не Платоновым вовсе. Нет, антифашистская направленность не делает текст хорошим автоматически).

День 15: Книга, которая не должна была вам понравиться, но в итоге вы ее обожаете.
"Сказка" Набокова. Мне вообще резко не нравится, когда человек пытается захапать другого человека себе в собственность (в частности, вариант м/ж, подтекст эротический). Но тут, во-первых, было визуально красиво, во-вторых, главгер слишком нелеп и смешон, чтобы всерьёз вызывать неприязнь, а в-третьих, "люблю приколы с обломами" (с)

День 16: Книга, которая должна была вам понравиться, но абсолютно разочаровала.
"Норильские рассказы" Снегова. Казалось бы, всё "как мы любим", но нет. *похоже, кому-то поперёк горла встало, что у сталинского политзека больше радости и воли к жизни, чем у него самого*

День 17: Книга, которую вы ненавидите.
вот сейчас выпендриться и назвать "Оду" Сталину за авторством Мандельштама
Ладно-ладно, это не книга. Вообще... было две вещи, которые я бросила читать именно из-за вспышки ненависти в определённый момент: "Да здравствует фикус!" Оруэлла и "Приют грёз" Ремарка. Но сказать, чтоб я продолжала их ненавидеть сейчас, так и не дочитав... Вряд ли.

День 18: Книга, которая нравилась вам раньше, но теперь нет.
"Голова профессора Доуэля" Беляева. Для меня-подростка это был идеал остросюжетной драмы, но позже стало заметно, что участвуют в этой драме вряд ли люди, а скорее куколки с намалёванными лицами. Ладно, Мари "но я же не донесла на вас до сих пор - и не донесёте? - донесу" Лоран, спишем на светлый образ паталогически правдивой героини. Но Керн, ведущий себя как девочка-истеричка (Керн, местный злой гений!) - это уже за гранью.
*хотя, справедливости ради, на идею, что ломать человека можно чисто морально, не прикасаясь, я впервые наткнулась здесь же. у другого местного "гения" Равино*

День 19: Книга, которая не нравилась вам раньше, но потом вы ее полюбили.
Чтоб именно так - не вспоминается. Для этого потребовалось бы перечитать, а меня обычно не тянет перечитывать книги, которые один раз уже не понравились. Но думается, когда я вспоминаю "Наследников" Голдинга, что сейчас бы они мне понравились куда больше. Там много хорошего, просто я читала их в крайне неудачный момент.

День 20: Книга, которая вас разочаровала.
Кавабата разочаровал: "Танцовщица из Идзу" и те несколько рассказов, что я успела у него прочитать (было желание попробовать "на зуб" что-нибудь из японской литературы). Но на фоне Акутагавы как-то ни о чём и мерзковато.

День 21: Книга, любви к которой вы стыдитесь.
Не то чтобы стыдиться, но немного неловко от симпатии к рассказам Шаламова 30-х годов - тем, которые "против", а не "за". Просто потому, что я прекрасно вижу, что это агитки ради агиток. Вижу, как беспроигрышно подобраны симпатичные и антипатичные образы, к каким чувствам апеллирует автор, на какие точки он давит и как всё это работает. Но мне всё равно нравится.

День 22: Книга, ненависти к которой вы стыдитесь.
Опять-таки, не то чтобы ненависти... Но вот давно хотела сказать про Пильняка. К его рассказам у меня сложное отношение: очень нравятся по атмосфере и визуальному ряду, но смысловая и морально-нравственная составляющие откровенно бесят. Нет, я бы поняла, если бы он высказывался против советской власти (я вообще по жизни за то, чтоб высказывались). Но... но он же не высказывается, он ноет - он ноет, и ноет, и ноет... Да, гражданин, я понимаю, что вы хотите ничего не делать, сидеть у камина, пить коньяк и чтоб под рукой были красивые женщины. Я, может, тоже хочу. Но люди вообще нечасто так живут, вне зависимости от строя.
...А потом думается, что, видимо, из-за этого примерно его и расстреляли. И как-то неловко становится ещё и со своей стороны его упрекать.

День 23: Любимый писатель из классиков.
Кажется, я ещё не упоминала тут Леонида Андреева. Тревожный, мятущийся, боязливый, сохранивший надежду, которая так часто переходит в отчаяние. И очень чутко улавливающий те потёмки, что обитают под поверхностью обыденного, в каждом из нас.
Очень созвучен.

День 24: Любимая книга любимого классического писателя.
Рассказы мне у него нравится. Крупные вещи всё-таки меньше. Если выбирать один... Ну, пусть по праву первенства это будет "Бездна" - тем более, что впечатляет она так же сильно спустя годы.

День 25: Самый нелюбимый писатель из классиков.
Не уверена насчёт "самый", но есть классик, с которым у нас, похоже, непреодолимое несовпадение на уровне мировосприятий. И это Булгаков. Нет, он, несомненно, сильный и талантливый писатель (и, скажем, МиМ я читала не без удовольствия, да и "Собачье сердце" тоже). Но из раза в раз сквозь строчки мелькает один и тот же образ: интеллигентный чистенький господин в перчатках посматривает на других сверху вниз с эдаким "я тут, похоже, один умный и красивый, а вокруг какие-то тупенькие мелкие люди". Нет, он так, конечно, не скажет: он ведь воспитанный и интеллигентный господин. Только подумает. *может, правда, мне это и привиделось на ровном месте, но я не люблю, когда меня считают заведомо - из-за происхождения, например - быдлом*

День 26: Любимый писатель из современников.
Не знаю, можно ли считать "любимым" писателя, у которого читал всего одну книгу, но ради следующего пункта назову - Элайза Грэнвилл.

День 27: Любимая книга любимого современного писателя.
"Гретель и тьма". Во-первых, за волшебный, околдовывающий язык, во-вторых, за вплетение зловещей сказки в реальность, в-третьих - за Кристу. Это вам не белое и пушистое "дитя" и даже не "жертва режима" - это маленький кусачий демонёнок, выживающий во враждебном мире, как умеет. В неё, такую, веришь и кажется даже, что сама когда-то была такой же.

День 28: Самый нелюбимый писатель из современников.
Меня вообще редко тянет к современным писателям. С большей частью тех, что я читала, знакомство ограничилось одной-двумя книгами. И выбирать, кто из них мне успел понравиться меньше...

День 29: Любимый мужской персонаж.
По итогам размышлений, всё-таки Кириллов из "Бесов". Полуночник, философ-мечтатель, аскет, одиночка по жизни, хозяйственный мужчина да и просто во всех отношениях милый, приятный, готовый помочь человек. ну подумаешь, идейный самоубийца, эка невидаль

День 30: Любимый женский персонаж.
Варя из "Детей Арбата". Прущая против системы альтруистка, скандальная, упорная, отчаянно смелая и везучая. Ошибающаяся, но способная учиться на ошибках. Одинаково гармоничная что в антураже "красивой жизни", что за долгой и монотонной работой. И, что нечасто среди женских персонажей, очень верибельная изнутри.

*и оба, что характерно, по инженерной части, как мило)*

День 31: Любимая цитата из любимой книги.
"-Ну, пусть я такой подлец, только в последние минуты не всё ли вам это равно, Кириллов? Ну за что мы ссоримся, скажите, пожалуйста: вы такой человек, а я такой человек,что ж из этого? И оба вдобавок...
- Подлецы.
- Да, пожалуй, и подлецы. Ведь вы знаете, что это только слова.
- Я всю жизнь не хотел, чтоб это только слова. Я потому и жил, что всё не хотел. Я и теперь каждый день хочу, чтобы не слова".
(Достоевский, "Бесы").

День 32: Любимая цитата из нелюбимой книги.
*чего-то возвышенно-морального не нашлось, но вот, возможно, лучшее описание бредового состояния, что я встречала*
"Тяжелая, нелепая и толстая мортира в начале одиннадцатого поместилась в узкую спаленку. Чёрт знает что! Совершенно немыслимо будет жить. Она заняла всё от стены до стены, так что левое колесо прижалось к постели. Невозможно жить, нужно будет лазить между тяжелыми спицами, потом сгибаться в дугу и через второе, правое колесо протискиваться, да ещё с вещами, а вещей навешано на левой руке бог знает сколько. Тянут руку к земле, бечевой режут подмышку. Мортиру убрать невозможно, вся квартира стала мортирной, согласно распоряжению, и бестолковый полковник Малышев, и ставшая бестолковой Елена, глядящая из колёс, ничего не могут предпринять, чтобы убрать пушку или, по крайней мере, самого-то больного человека перевести в другие, сносные условия существования, туда, где нет никаких мортир".
(Булгаков, "Белая гвардия")

День 33: Любимый сборник нескольких авторов.
Не так давно оцененный нами том "Мистика серебряного века". Не сказать, чтоб все рассказы были хороши, да и сами принципы составления вызывают вопросы, но он подарил много приятных минут в февральские вечера. И даже случилось несколько открытий.

День 34: Любимый рассказ.
Один? Вы издеваетесь? Я вообще любитель малой формы.
Из тех, что самые-самые, и раньше не упоминались - ну, давайте по-минимуму. "Стена" и "Марсельеза" Андреева, "Любовь к Родине, или Путешествие воробья" и "На заре туманной юности" Платонова, "В зеркале" Брюсова, "Зубчатые колёса" Акутагавы. Меньше никак нельзя)

День 35: Любимая классическая книга.
Ну, раз вопросы повторяются, воспользуемся случаем: "Приглашение на казнь" Набокова. Вещь неожиданно лёгкая и прозрачная, как стеклянные шарики, кружащиеся в воздухе. Совсем не похожа на кафкинский "Процесс", с которым её часто сравнивают, скорее, на "Алису в стране чудес". Абсурдная и по-своему красивая.

День 36: Любимая книга, по которой сняли фильм, который вам нравится.
По "1984" был старый фильм 56го года. И вот знаете, он по-своему даже уютный и ламповый - насколько это вообще возможно для экранизации данной книги. Может, конечно, это эффект ретро и ч/б, а в своё время смотрелось по-другому. Но здесь и главные персонажи куда симпатичнее и человечнее книжных (в книге и Уинстон, и Джулия - если убрать ореол жертвы - вообще-то порядочные ублюдки, что уж там). И, пусть не соответствующий книжному, но по-настоящему жуткий О'Брайен О'Коннор: адекватный и просто делающий своё дело человек за секунду превращается в верящего на полном серьёзе фанатика.

День 37: Любимая книга, по которой сняли фильм, который вам не нравится.
"Овод" (фильм 55 года). Не, книга тоже была неидеальна и с огромными дырами в логике, а авторское пристрастие к хёрт-комфорту порой не прикрыто даже вменяемым обоснуем. Но там, по-крайней мере, была своя атмосфера, были живые цепляющие герои, это в конце концов было печально и красиво. А здесь... откуда эти люди и в какую игру они играют забив на матчасть? Почему даже я, человек, в глаза не видевший подпольного сопротивления, понимаю, что так не делается? И кстати, граждане, неплохо бы определиться предварительно, чего вы хотите в идеале: революцию или умереть за свободу Италии.

День 38: Книга, фильм по которой вы хотели бы увидеть.
Я тут недавно прочитала "Чёрную курицу" Погорельского (в детстве не случилось, угу). Нет, фильм по ней даже существует, и по-моему, он неплох - глянула несколько отдельных моментов. Но это всё же не то... Хочу чтоб как у автора: с внезапным появлением чёрного гостя на постели, с маленьким человечком в кандалах ("Не плачь, Алёша, твои слёзы помочь мне не могут"), с исходом-шествием длиной во всю ночь. Со всей несправедливостью большого мира, который не посмотрит, что ты только учишься жить, и с непоправимостью однажды сделанного.

День 39: Любимая романтическая книга.
А вот сюда и подходят "Циники" Мариенгофа (второй кандидат для самого первого пункта). Что значит, "не романтическая"? Самая что ни на есть романтическая. Местами неприятная, местами отстранёно-холодная, с реальной газетной хроникой и "неположенным" по жанру, но очень правильным финалом. И да, про любовь. В первую очередь.

День 40: Любимый детектив/триллер.
Да я как-то не очень по части детективов... И немистических триллеров тоже (а для мистики тут другой пункт). Так что пусть будет "Преступление и наказание". Насчёт детектива можно поспорить, но что это триллер - я прямо-таки настаиваю. *деление на "высокие" и "низкие" жанры - зло...*

День 41: Любимая книга в жанре фэнтази.
"Братья Львиное Сердце" Линдгрен. Да, детская, но по всем признакам - тянет же на фэнтези, правда. Очень приятный, хоть и далеко не безопасный мир - приятный для жизни в нём, а не просто как красивая картинка. Очень родственные мотивы конфликта ну куда же без этого И пофиг, что у неё такая дурная репутация.

День 42: Любимая книга в жанре фантастики.
Ну то есть речь не про НФ, а про фантастику в более широком смысле? Тогда "Повелитель мух" Голдинга, всё равно я больше нигде не смогу назвать её. А книга в своё время значила очень много. Честная, живая какой-то кровно-плотяной жизнью - всеми красками, звуками и запахами далёкого острова. Проезжающаяся по больным точкам и тем цепляющая. Дарующая тёмное торжество: "я знала, я всегда знала, что люди такие!"

День 43: Любимая книга в жанре мистики/ужаса.
Так получилось, что подростком я перечитала очень много Кинга и даже больше не хочется, так что выбрать есть из чего. Но всё же, наверно, "Буря столетия". Зимний городок, тонущий в снегах и вьюге в отрыве от большого мира, плюс стопроцентно отрицательный, но по-своему харизматичный персонаж, плюс мотив "все мы немного сволочи, каждый из нас по-своему сволочь"... Как это могло не понравиться?)

День 44: Любимая историческая книга.
Попытки выяснить, что есть историческая книга и где проходят её границы, убедили, что к "историческим" относят книги самые разные (и выбор, на мой взгляд,порой уж очень странен), многие из уже названных, оказывается, вполне сюда подходят. Так что пусть будет "Зелёная миля" того же Кинга которую мне опять-таки некуда вписать. Ну а что? Южные штаты, 32-й год, Великая Депрессия. Мистики по минимуму и не в ней суть, а вот время, место и нравы чувствуются очень хорошо.

День 45: Любимая юмористическая книга.
Юмор у меня есть, но специфический. Поэтому с восприятием его в чужих книгах - и именно в тех местах, где предполагалось, а не прямо противоположных - есть некоторые проблемы. Вообще тяготею к чёрному и к юмору абсурда.
Поэтому сборник стихов Саши Чёрного - последняя книга, над которой я много и искренне смеялась.

День 46: Любимая не художественная книга.
"Записки чекиста" Шрейдера - это ведь нехудожка? *конечно, нехудожка - ни один редактор не допустил бы в художке такого скопления дат, аббревиатур и вложенных друг в друга оборотов* Вообще, любопытно было наблюдать за человеком совсем другой формации, невольно симпатизировать ему как рассказчику - не без того, чтоб порой нервно закашляться с мыслью "а казался таким адекватным". Кстати, почему-то обычно забывают упомянуть, что в "террор тридцатых" он был начальником милиции, а не нквд-шником и, хоть вращался в той же тусовке, но занимался несколько другими делами. Не знаю, обелил ли он себя и насколько, но как-то по-человечески было его жаль.

День 47: Любимая книга из детства.
Я почти на каждую книгу, когда её перечитывала, думала, что это и есть любимая. Пусть будет "Приключения сдобной Лизы" Виктора Лунина. Она действительно хорошо, образно и "вкусно" написана - это я оценила уже во взрослости. И наверно, это она впервые показала мне волшебство вечернего города, синих сумерек, лунной дорожки на воде...

День 48: Книга, которую вы давно хотите прочесть, но до сих пор не прочли.
На данный момент - "Мать" Горького. Хочется и кое для чего нужно. Но, чувствую, не потяну из-за очень многих, порой противоположных, личных тараканов.

День 49: Книга, которая изменила ваше мнение о чем-то.
Пожалуй, "Дети Арбата" - о 20-30-х годах в целом. Я их себе смутно, но как-то по-другому представляла. А тут... обычная, в общем, человеческая жизнь. На нашу похожа)

День 50: Вы бы хотели, чтобы эту книгу прочитали больше людей.
А смысл? Если, "чтоб все прочитали и поняли/увидели/почувствовали", то это всё равно так не работает. Если человек не хочет так видеть, он и не увидит.
Но вообще, мне жаль, что Л. Андреев недооценён. Он и вправду удивительный, но с "пиаром" ему не повезло.


День 51: Персонаж, на которого вы больше всего похожи.
Тут много кого можно перебрать - в зависимости от времени и настроения. Но последний раз яркое "Да это про меня!" было от Коврина из чеховского "Чёрного монаха". Причём это явно не желаемое за действительное, желать там особо нечего.

День 52: Персонаж, на которого вы больше всего хотели бы быть похожим.
Нет такого единственного в своём роде персонажа. Мне вообще кажется неправильной эта практика - хотеть во всём быть похожим на кого-то другого. Пытаться позаимствовать отдельные черты - да. Ориентироваться на чей-то образ, когда решаешься на что-то - да. Даже подражать на каком-то этапе - возможно. Но стараться в идеале стать "как он/она"... Не.

День 53: Самый неожиданный поворот сюжета или финал.
Финал "Под знаком незаконнорожденных" (он же "Bend Sinister") Набокова. Примерно: "в общем его сейчас уже застре... а хотя фиг с ним, гляньте, ко мне бабочка прилетела". Ээ...а автор не хочет закончить? Не, я понимаю, глубокий символизм, всё такое... но... может быть...

День 54: Самый разочаровавший финал.
"Степеной волк" Гессе. История в целом была очень близкой, понятной и очень "моей", но финал... Нет, я понимаю, что автор руководствовался самыми благими соображениями. Но в моём сознании облом в стиле "что, думал весь такой особенный и никем не понятый, сейчас смерть свою найдёшь? обойдёшься, живи дальше, пока не исправишься" - подобный разворот довольно подлый и садистский. *не, возможно, автор просто был моралистом?*

День 55: Самое любимое название.
У Пильняка очень классные названия иногда мне кажется, это лучшее, что у него есть Вот хотя бы - "Повесть непогашенной луны". Каково?)

День 56: Самое нелюбимое название среди любимых книг.
Вспомнилось несколько, но все они, скорее, на совести переводчиков: где-то утратились оттенки смысла, где-то и вовсе поменяли на другое. (Ну что за модная завлекалочка "Под знаком незаконнорожденных", когда это всего-то "Перевязь влево"?) Из непереводных - пожалуй, "Хранитель древностей". Сейчас уже звучит несколько безлико и затёрто.

День 57: Книга, которую все ненавидят, а вам понравилось.
"Зубчатые колёса" Акутагавы. Все жалуются, что слишком шиза, а я люблю, когда с шизой. Тем более много-много мелких штук, картинок, образов, и всё одно из другого... Затягивает.

День 58: Книга, которую все любят, а вы терпеть не можете.
Я немного подотстала от жизни и что-то не соображу, что сейчас все любят. Тем более так, чтоб я это читала.
Ладно, смухлюем: стихи Цветаевой в целом. Лучше уж Ахматова или кто-то из менее известных. А эти мазохистские любовные страдания - бесят, бесят, бесят.

День 59: Самая любимая книга из всех.
Нет, пожалуй. Если то, что наиболее близко и созвучно, наиболее переплетается со всеми чувствами и устремлениями, что "взяли бы на необитаемый остров" - то это моё собственное трёхкнижие (что и понятно). А из чужих - всё же нет, как бы сильно ни нравились они в определённый момент. Всегда остаётся зазор.

День 60: Книга, которую вы читаете прямо сейчас.
Акутагаву иногда читаю после работы. Успокаивает и хорошо прочищает мысли.

*конец флэшмоба*
запись создана: 10.07.2017 в 22:28

@темы: флэшмоб, книжное