Записи с темой: die hauptstrasse (список заголовков)
11:27 

Die Hauptstrasse

Трамвайная вишенка
Не хочу я быть строителем будущего, а хочу быть могильщиком прошлого.

@темы: die Hauptstrasse

01:28 

Просто чтоб прервать молчание

Трамвайная вишенка
19:25 

Heim

Трамвайная вишенка
Видимо, я физически сроднилась с Москвой, раз по возвращении резко выправляется самочувствие по всем параметрам.
Так, видимо, сложилось, что места, которое я могла бы называть домом, на земле не существует. Но отсюда как-то ближе, что ли. После перерыва особенно начинаешь ценить эту пусть миражную, но предельную близость.
Наконец принесли гвоздики. Пусть даже это наш ритуал в пустоту - у него есть право быть, и он будет.
Когда нам нужен томик чьих-нибудь стихов (тот случай, когда с бумаги читать лучше), он обязательно пропадает со всех полок. А душа просит Анненского...

это, например

@темы: die Hauptstrasse, die Stadt, вещное, книжное, цитатное

23:21 

Трилогия о роли человека в истории

Трамвайная вишенка
Кстати. Как раз под выборы. типа про-ринордийская статья *не моя*
*читерю, конечно, по-чёрному*
*и да, надеюсь, человек, который изначально упомянул Олешу и Шварца, простит такую мм... вольность*

Даже абсента не хотелось. Масштабное закончено, но я и сама закончилась в процессе. Ещё в процессе третьей части, на самом деле - думаю, спустя год это уже можно констатировать.

"Я съел самого себя, я смотрел на солнце, что мне не светит..."


Впрочем, мы вдруг нашли хороший абсент. Оказывается, он как хороший кофе - на запах лучше, чем на вкус.
Возможно также, это общее правило жизни.

@темы: die Hauptstrasse, в красках, гражданское №, околотворческое

22:41 

Длинно, но пусть будет

Трамвайная вишенка
"- Да, конечно, такое случается нередко. Однако, если даже вас заставляют все переделывать заново, для вас это не бесчестье. Что бы ни говорили полицейские надзиратели, безупречное произведение так и остается безупречным.
- Так-то оно так, но их произвол подчас переходит границы допустимого. Однажды я описал, как в тюрьму приносят одежду и еду. И что же? Все эти пять или шесть строк оказались изъятыми. - Сказав это, Бакин поглядел на Кадзана, и оба усмехнулись.
- Пройдет пятьдесят, ну сто лет, и полицейских надзирателей не будет, а ваш роман останется.
- Не знаю, как мой роман, а вот полицейские надзиратели, мне кажется, никогда не переведутся.
- И все же я так не думаю.
- Вернее, я хотел сказать, что, если даже полицейские надзиратели и исчезнут, подобные им будут существовать во все века. Ошибочно думать, будто сожжение книг и казнь просвещенных людей - дела давно минувшие.
- Что-то, я смотрю, вы в последнее время настроены на грустный лад.
- Не я, а жизнь, в которой процветают полицейские надзиратели и им подобные.
- В таком случае нужно искать утешение в работе.
- Да, по-видимому, иного выбора и нет.
- Если не считать гибели в бою.
На сей раз ни один из них не засмеялся. Не просто не засмеялся: Бакин сурово взглянул на собеседника. Шутка в устах Кадзана прозвучала чересчур серьезно.
- Молодым более пристало думать о том, как выжить. Погибнуть всегда успеется, - произнес Бакин после паузы. Ему были хорошо известны политические взгляды Кадзана, и сейчас они внушали ему опасение.
Кадзан лишь улыбнулся в ответ, как видно не намереваясь возражать".

И ещё:

""Ну-ка, а что там было раньше?" Он пробежал глазами предыдущий кусок - сплошная сумятица, неотделанные фразы, кое-как связанные между собой. Бакин взялся перечитывать написанное еще и еще раньше. По мере чтения перед его взором развертывались лишь неумело сочлененные эпизоды и хаотично нагроможденные предложения. То были пейзажные зарисовки, не вызывающие никаких зрительных образов. То были восторги, не передающие истинного волнения. То были споры, не подчиненные логике рассуждения. Все, что он писал на протяжении стольких дней, теперь представилось ему никчемным празднословием. Сердце его охватила невыразимая мука.
"Все это нужно переделать!" - воскликнул он про себя и, с отвращением отодвинув рукопись, откинулся на татами".

(Акутагава Рюноскэ, "Одержимый творчеством")

@темы: die Hauptstrasse, книжное, околотворческое, цитатное

06:22 

Горенки

Трамвайная вишенка
Свечка на сей раз не загорелась.
Спички закончились. Когда сожгла последнюю, по путям проехал товарняк. Ну, ничего. Просто погуляли, съели специально выделенную на этот день шоколадку (на морозе у них совсем особый вкус), я пыталась шёпотом петь "Flamme im Wind" и "Сарабанду". Холодно. За полчаса замёрзла окончательно. Красиво. Иногда чуть-чуть падал снег. Если по тропе чуть углубиться в лес, он встаёт вокруг зловещим зачарованным царством, сеткой чёрных ветвей в серовато-розовой сумеречной дымке. Очень жутко вот так стоять и смотреть вглубь чащи. Лучше уж развернуться спиной, хотя я не люблю этого делать. Но лучше уж так - и пусть кто угодно бродит позади с какими угодно целями, - чем вглядываться туда. А в целом - тихо. Молчаливо. Темно. Нетронуто-снежно.
На обратном пути ничего не включали - наушники от телефона я где-то посеяла. Гвоздик нет. Ножик самовольно раскрылся в сумке. В общем, всё это даже символично.
Уже когда вернулись и я немного пришла в себя, вот тут что-то тряхнуло и накрыло. Так, по-настоящему накрыло - что это ж не приключение с выездом на природу с последующей пьянкой, это, блин, траур. Траур по чему-то, чего я толком даже не помню и к чему из-за своей стеклянной перегородки не смогу выбраться, пожалуй, никакими методами. Это вот сейчас разворошилось, и можно, конечно, забить его снова - книгами, фильмами, работой, какими-то якобы полезными делами, - и будет в итоге вполне сносно. Да только не хочется забивать снова.
Иногда кажется, всё, что вокруг - фальшивка, подлог, ошибочно поставленные декорации, - что всё это треснет и разлетится вдруг в какой-то момент и за ним окажется живой, настоящий, совсем другой мир. Я знаю, что этого не будет. Но если я окончательно перестану верить в это, хоть на один день, мне можно будет сесть, замереть и не делать больше вообще ничего.

PS...Ночью, уже после вишнёвого пива и Шварцвальда, решили поразвлекаться "гаданием" на книге - ну, на сборнике Мандельштама. По номеру страницы и строки.
У меня: "Ходят боты, ходят серые".
У Риты: "И призрачна моя свобода".
У Феликса: "Но если ты мгновенным озабочен..."
У Китти: *а тут мы не договорились, считать ли название стихотворения за строчку или нет, но в любом случае* "За веткой черёмухи в чёрной рессорной карете, За капором снега, за вечным за мельничным шумом".
Прямо-таки удивительные попадания)

@темы: Mutter Angst und Vater Schmerz, die Hauptstrasse, в красках, вещное, книжное

16:58 

Пусть будет как основной итог

Трамвайная вишенка
Никогда прежде не чувствовала столь отчётливо, что зависла между двух эпох, не принадлежа, по правде, ни той, ни другой.
Или нет, это по-другому: ты стоишь, где стоишь, на своём месте, и вдруг эта хрень у тебя под ногами начинает расползаться. "Эй, - говорят тебе, - милый друг, давай уже выбирай - туда или туда. Потому что это место, которое ты себе облюбовала, - там теперь только пусто".
Но я отказываюсь выбирать. Я не буду ничего выбирать. Если роль жертвы тектонического разлома и абсурдна, в ней есть всё же своя прелесть.
Hier stehe ich - ich kann nicht anders. (с)

@темы: die Hauptstrasse

04:10 

Winteranfang

Трамвайная вишенка
В пятницу город был совсем бел: в центре шумный, как шумна пятничная толпа, и снег носился по асфальту чуть нервно и раздражённо, покрывая бульвары, сколько бы ни ходило по ним людей, а город без предупреждения радовал нас вишнёвым джемом под взбитым кремом и звуками баяна. На окраинах же, не считая мелодий старых гитарных песен, было тихо, нетронуто пушисто и бело, только позёмка прокатывалась под колёсами проезжавших авто, а фонари вдали тонули в снежном тумане. (Надеюсь, мне ничего не будет за то, что я ходила под ним с непокрытой головой - так соскучилось, что было маленько пофиг. Не то чтоб я против, но схлопнуться сейчас было бы очень невовремя).

*Хотя ладно - у меня альтернативно жизнестойкий организм. Он морозоустойчив, может днями нормально не питаться, не теряя работоспособности, и таскать не очень лёгкие штуки на не очень близкие расстояния. А то, что руки дрожат при манипуляции с предметами, а после получаса лежания на линолеуме рёбра болят ещё несколько дней, как будто по ним пинал кто-то, - так это издержки. Про рукодрожание я уже говорила Ликвидатору, что мне, по крайней мере, ни в кого стрелять не поручат - уже неплохо*

На самом деле, для счастья нам (мне) достаточно двух вещей. 1 - нечто по-настоящему важное, на что можешь тратить всё время и силы, пока оно не завершено, ради чего не жалко умереть при необходимости, и пусть кто угодно спрашивает, зачем и кому это нужно - ты просто знаешь, что нужно, и этого довольно. И 2 - в перерывах - праздник жизни, вдыхание, впитывание её во всём полнозвучии: дружеский очаг, жареное мясо и красное вино, разговоры, музыка и пляски, отсветы пламени, мечущиеся тени по стенам, снегопад и напевы метели по ту сторону стекла, мы - по эту, мы снова вместе.
Пусть мир перекрыл мне доступ ко второму и норовит запретить первое, пусть очага здесь у меня нет и не будет - я могу верить в него, как верю в красоту.

Кста. Руки дошли до фотошопа - оказывается, что-то ещё помню. Нет, прелесть что такое. Всё-таки мне явно нужно какое-нибудь завязанное на визуалку занятие в ближайшем будущем.
что покажу
Потом уже вспомнила, что имя обычно пишут наоборот. Ну ничего, буду как Акутагава Рюноскэ. Мне так и привычнее как-то.
*есть ещё три, но с ними потом. если понадобятся*

@музыка: Так выпьем же ещё, мой молодой король, лихая доля нам отведена: не счастье, не любовь, не жалость и не боль, - одна луна, метель одна, и вьётся впереди дорога сна

@темы: околотворческое, визуал, в красках, die Hauptstrasse, die Stadt

14:13 

Необязательное

Трамвайная вишенка
Я же знала, что 25 - мой предел. Дальше - никаких сил и желаний, одна имитация. Кто надоумил меня отложить тем февралём? Всё так удачно совпадало.
Раз всё равно пока здесь, допиливаю первую часть (у меня на все части были планы, требующие расстановки запятых и устранения мелких косяков, но до остальных мб уже не дотянусь). Но первую надо, ибо а) она лучше, чем мне помнилось, б) косяки немногочисленны, но столь фееричны, что так нельзя.
PS. Если дайри всё же накроются раньше, никуда, наверно, переходить не буду. Незачем засорять остаточными спазмами новое место.

@музыка: нам уже не нужны глаза твои, нам уже не нужны глаза твои, побывали уже в глазах твоих и всё, что нам нужно, взяли

@темы: околотворческое, die Hauptstrasse

22:00 

Трамвайная вишенка

We trie not to forget, they live through us.

@темы: музыка, die Hauptstrasse

21:15 

Без системы

Трамвайная вишенка
Когда из всего оружия - только флаг неясного цвета и неловко шелестящие слова (давай не вспоминать про ножик, которым ты всё равно не сможешь воспользоваться).
Когда из всей защиты - только дальнее эхо неместных напевов в ушах и слетевшиеся вечером тени твоих назвАнных врагов (или твои собственные?)
Куда ты дальше, фрондёр-фаталист, и за что ты теперь? За право со всем покончить? За право на последние искры костра - до тех пор, пока со всем не будет покончено? Ведь это тоже удовольствие: идти по привидевшейся когда-то тропе, не оглядываясь на указатели, не вслушиваясь, что кричат тебе вслед, и даже почти прекратив беспокоиться, с какой стороны обрыв.

Птица серая, где твоя стая?..


PS. *снег, Господи, это снег, мы дожили*

@темы: Mutter Angst und Vater Schmerz, die Hauptstrasse, музыка

04:05 

В пустоту

Трамвайная вишенка
...они так любят вещать о свободе - не признавая при этом никакого иного наполнения этой свободы, кроме того, что выбрали себе.
Пока это не приносит заведомого вреда окружающим - какое тебе дело, как я считаю, чем руководствуюсь, во что верю, ради чего готова жить или умирать?
Что за манера вечно влезать в чужую голову, в чужую жизнь, чтоб сделать "как правильно" (как _ты_ считаешь, что правильно)?

@темы: die Hauptstrasse

23:35 

За жизнь

Трамвайная вишенка
Прихожу всё же к выводу, что жизнь - война. Разным оружием. Зачастую без объявления. Но война. Кто бы что ни говорил.
Это не разобраться с какими-то отдельными элементами - и настал бы нормальный мир. Это вообще вокруг так. Каждый день.
(Потому, кстати, кажется странным обижаться на посторонних и малознакомых людей. Обижаться на того, кто бы выбрал при возможности твоё поражение или несуществование?)
Наверно, поэтому в последнее время мне близка эстетика ванитас. Раньше пугало, а теперь успокаивает.
Больше всего я боюсь перестать существовать как "я". Проиграть себя окружающему. Стать чем-то иным.
А просто финал? До того, как это случится? На уровне общества поражение в моём случае было предопределено, а смерть искупает все ошибки и заблуждения. (Хотя сейчас я уже сама не всегда могу понять, во что верю, а во что нет. Но в это, пожалуй, хотелось бы).



*И, кстати, нет, всё это не исключает помощи и умеренного альтруизма - мало ли, кто ещё здесь. Смотреть только внимательнее. И не удивляться, если ошибёшься*

@темы: визуал, die Hauptstrasse, Mutter Angst und Vater Schmerz

22:56 

Об обязанностях "современного полноценного человека"

Трамвайная вишенка
Скажем так. Миру, в котором нет того, что мне надо, я ничем и не обязана.
Сколько хватит сил и возможностей, я буду пытаться строить из отблесков и осколков подобие другого. И петь его.
Если у меня вдруг найдутся единомышленники (единочувственники?), мы будем строить и петь вместе.
Если же, что вероятнее, мир решит, что я не подхожу, и вытурит меня насовсем - что ж, это будет его полное право. Меня вполне устраивает такой расклад.

@темы: die Hauptstrasse

22:17 

Как оно есть

Трамвайная вишенка
Мне тут сегодня сказали, что я всадник без головы - "скачешь, а куда - не знаешь".
Я, в общем, никогда этого и не отрицала. Куда-нибудь отсюда. К условному "хорошо". Притом, что я в принципе не особо верю в возможность этого "хорошо".
Тварям с таким изъяном в психике, как у меня, вообще, наверно, не стоит рождаться, жить и чего-то там хотеть.

@темы: die Hauptstrasse

22:42 

Вместо манифеста

Трамвайная вишенка
Лучшее, что есть в лете - ночное небо и сумеречный воздух с привкусом трав и гари.
Вишня - жертвенная ягода, кофе со сливками или специями (соль - это грусть, гвоздика - смерть за плечом, корица - наш дом), огни города за окном, что-то странноватое и непринуждённое в читалке - я устала раскладывать в голове мировые проблемы, с такой серьёзностью, будто это что-то изменит. Устала без конца решать, с кем я.
Я верю в искусство, верю в красоту, верю в возможность человечности и - возможно, когда-нибудь - свободы. На этом всё.

*просто картинок и фото в нагрузку. пусть будут*



много зимы, поездов, города, неба и прочие приятные мелочи

@музыка: Und auch wenn es vielleicht keinen Morgen gibt habe keine Angst vor dem was du siehst

@темы: визуал, в красках, die Hauptstrasse

17:08 

Заключение

Трамвайная вишенка
Какую-то хрень я сделала - со своей жизнью, со своим организмом, со своей больной извращённой психикой.
Какую-то кардинальную хрень.

@темы: die Hauptstrasse

22:33 

Далеко

Трамвайная вишенка
Где-то там, за дождём - весёлые разговоры, одни на всех песни и танцы, много вкусной еды, вина и шампанского, а также лучший в мире кофе и силуэты древней столицы за окном.
Где-то там - свои.
Только от себя не убежишь.

@темы: die Hauptstrasse

14:50 

За вчера

Трамвайная вишенка
Если проснуться посреди ночи и больше не хотеть спать, может прийти светлая мысль разгрести наконец свалку на старом ноутбуке, который влом будет приводить в чувства в другой момент. Боже, что это. Какие-то древние тексты, которые никто не видел и которые сам едва помнишь... Хуже только те, что явно видели и которые помнишь ещё хуже. В топку всё, в топку. Ненавижу, когда роются в личных вещах, ещё больше - когда копаются в давних бумагах, обрывках записей и делают выводы. Всегда сжигала старые дневники.

К утру вспомнила, что сегодня шестое - и не просто шестое, а мая. Тот момент, когда прийти так же глупо, как не прийти.
Не, ну выйти постоять - не сложно, чо. После стольких слов о том, что "репрессии - плохо" и не выйти - это как-то диссонировало бы когнитивно.
В предполагаемом фильме о подмене и крушении "Стены" определённо звучали бы в финале. "То стены рухнут, рухнут, рухнут, и свободно мы..." - ну, это как в финале "Реквиема", мнимая сцена телешоу, когда заведомо ясно, что всё не так и так уже не будет.

Мне бы ещё пару слов напоследок. Но, видимо, не дано.
Поэтому в конце дня - просто наш любимы кофе с шоколадным пирожным. Просто красные стены в вечернем освещении (никогда не замечала раньше, что с этой лестницы так близко видно бойницу, можно почти дотянуться). Просто медленная прогулка по сумеркам.
Граждане, это всего лишь типа-кожанка и красная косынка, что вы так на меня пялитесь. (И нет, не надо шарахаться, я существо сугубо мирное ножик в сумке - это так, на всякий случай)
Чёрный и мокрый от дождя Арбат. Ближе к полуночи он живее: стряхивает дневную солнечную дремоту и толпы прохожих и существует уже не для них, а сам по себе. Ведь есть у улиц своя собственная жизнь, которая не зависит от появляющихся и исчезающих вокруг людей.
А под аркой на пути к Смоленской и сам перестаёшь понимать, где ты и что ты. Похоже, кому-то и впрямь давно пора в постельку, а кто-то продолжает бродить в темноте меж фонарями.
Мне бы ещё пару слов напоследок, но всё уже гаснет и тонет.

Пару дней назад я прошла между пилонами за памятником "Крупской". Теперь я должна исчезнуть)

@темы: Mutter Angst und Vater Schmerz, die Hauptstrasse, die Stadt, в красках, вещное, гражданское №

08:19 

Утро

Трамвайная вишенка
Этот утренний светло-серый туман, сквозь которые местами только пробиваются огоньки невидимых зданий... В такие моменты кажется, что неплохо было бы просто писать о том, что нравится и что приятно, неважно, для чего. Просто рисовать. Просто переводить, что хочется.
Но в жизни столько дряни большой и малой, что всех этих миленьких приятностей явно не хватит. Тут нужно что-то другое, куда более сильное - что тащило бы сквозь всю дрянь, сколько её ни будет, напролом, за шкирку, если по-другому не получается. (Ну, как у Шрейдера - надежда всё же доказать, что он не шпион и честный коммунист). Это может быть что угодно: родные, любимое дело, долг, сам жизненный процесс, в конце концов...
Нет, я не знаю, что не так в моей голове, что у всех это находится, а у меня - нет.

...Пойдём порисуем, что уж.

@темы: в красках, die Hauptstrasse

Flamme im Shneesturm

главная