Записи с темой: книжное (список заголовков)
06:22 

Горенки

Трамвайная вишенка
Свечка на сей раз не загорелась.
Спички закончились. Когда сожгла последнюю, по путям проехал товарняк. Ну, ничего. Просто погуляли, съели специально выделенную на этот день шоколадку (на морозе у них совсем особый вкус), я пыталась шёпотом петь "Flamme im Wind" и "Сарабанду". Холодно. За полчаса замёрзла окончательно. Красиво. Иногда чуть-чуть падал снег. Если по тропе чуть углубиться в лес, он встаёт вокруг зловещим зачарованным царством, сеткой чёрных ветвей в серовато-розовой сумеречной дымке. Очень жутко вот так стоять и смотреть вглубь чащи. Лучше уж развернуться спиной, хотя я не люблю этого делать. Но лучше уж так - и пусть кто угодно бродит позади с какими угодно целями, - чем вглядываться туда. А в целом - тихо. Молчаливо. Темно. Нетронуто-снежно.
На обратном пути ничего не включали - наушники от телефона я где-то посеяла. Гвоздик нет. Ножик самовольно раскрылся в сумке. В общем, всё это даже символично.
Уже когда вернулись и я немного пришла в себя, вот тут что-то тряхнуло и накрыло. Так, по-настоящему накрыло - что это ж не приключение с выездом на природу с последующей пьянкой, это, блин, траур. Траур по чему-то, чего я толком даже не помню и к чему из-за своей стеклянной перегородки не смогу выбраться, пожалуй, никакими методами. Это вот сейчас разворошилось, и можно, конечно, забить его снова - книгами, фильмами, работой, какими-то якобы полезными делами, - и будет в итоге вполне сносно. Да только не хочется забивать снова.
Иногда кажется, всё, что вокруг - фальшивка, подлог, ошибочно поставленные декорации, - что всё это треснет и разлетится вдруг в какой-то момент и за ним окажется живой, настоящий, совсем другой мир. Я знаю, что этого не будет. Но если я окончательно перестану верить в это, хоть на один день, мне можно будет сесть, замереть и не делать больше вообще ничего.

PS...Ночью, уже после вишнёвого пива и Шварцвальда, решили поразвлекаться "гаданием" на книге - ну, на сборнике Мандельштама. По номеру страницы и строки.
У меня: "Ходят боты, ходят серые".
У Риты: "И призрачна моя свобода".
У Феликса: "Но если ты мгновенным озабочен..."
У Китти: *а тут мы не договорились, считать ли название стихотворения за строчку или нет, но в любом случае* "За веткой черёмухи в чёрной рессорной карете, За капором снега, за вечным за мельничным шумом".
Прямо-таки удивительные попадания)

@темы: Mutter Angst und Vater Schmerz, die Hauptstrasse, в красках, вещное, книжное

23:53 

В резонанс

Трамвайная вишенка
А вообще, у меня первый с прошлого мая, честно заслуженный отпуск, поэтому можно по полному праву пить красное вино, заедать его чёрным шоколадом и сколько душе угодно предаваться декадансу.
Вообще, "серебряный" декаданс начала 20го века как-то исключительно удачно ложится на нашу готику *ну, или готика - на декаданс... это как посмотреть* Хотя да, ничего удивительного - по сути, это вещи одной природы.
То, как читинская Vigilia кладёт на музыку поэтов-серебряников, делает мне хорошо.
Северянин
Волошин
*и, наверно, моё самое любимое, с привнесением отечественного кино 90х*
Брюсов
*Странно, этого стихотворения у него не помнила - хотя казалось бы. Зато вспомнился его же "Конь Блед"*

Вот вечно западу на какую-нибудь малоизвестную нераскрученную группу (да ещё окажется, что она распалась уже много лет как). Но - помимо уже сказанного - они перепевали Вертинского (многие его сейчас помнят? такое надо ценить), а кроме того, это какой-то кладезь цитат из не самых известных советских и российских фильмов и разнообразных книг. (Я так по наводке уже прочитала "Красную маску смерти" По и собираюсь глянуть кое-какое кино). Ну и самое главное - что-то в их текстах вступает с нами в резонанс, одновременно с ринордийскими историями и с моей собственной жизнью. А за такое я могу простить и посредственный вокал, и не самую оригинальную музыку, и вообще многое.

"И Королева в россыпи огней
Под фонарём как будто ждёт кого-то.
Танцует вальс в объятьях серых дней,
Замри, уйди, усни, умри, убей –
Под звук фагота.
<...>
Театр теней на грязной простыне,
Изысканно-фальшивые движенья,
Она застыла в липкой тишине,
Как муха в янтаре, в чужой стране,
Как отраженье" (с)

"… Приближается финал,
И обманчив идеал,
Доставай топор, мечтатель,
Я – герой, а ты – предатель.
Ты взойдёшь на эшафот,
А потом – наоборот,
Ты умён, а я – дурак,
Нас продали за пятак,
Объявляй себе войну,
Ты у времени в плену,
Спи, дитя, глаза закрой
Окровавленной травой" (с)

@темы: цитатное, музыка, книжное, вещное

13:58 

Из близкого

Трамвайная вишенка
Петербургские повести Гоголя - явно из того же мирка, что картины Федотова. Те же призрачные блёстки бала-маскарада, то же заполнившееся тенями сжатое пространство, тот же неразбивный круг мелочных вещиц, тот же обрекающий и оттого уже чуть веселящий абсурд.
Анкор, ещё анкор.

@темы: книжное, визуал

12:07 

Вокруг НГ

Трамвайная вишенка
В этом году мне было кому создавать праздник, и он даже ответно создался мне. Когда в мыслях не "перескочить через пропасть, только перескочить через пропасть", а "пропасть по-любому где-то там, но дадут же нам отпраздновать сейчас, пока всё нормально и весело - последний, а?" - это способствует. Это такие мелочи: понять, что ты и впрямь хорошо поработала и, отыскивая подходящие подарки в "Новой заре", имеешь право прихватить что-нибудь и себе ("Глянь, "Сладкая вишня", - бросила Рита. - Возмём?"), а будучи по той же причине в книжном, можешь в честь Нового года размахнуться не только на набоковское "Приглашение на казнь", как планировала (для периодов тошноты от окружающей действительности), но и на Гоголя и даже Гофмана. В итоге я просто завалена разными книгами (забавно, когда даришь человеку в числе прочего календарь с советскими агит-плакатами, а он тебе в ответ - вооот такой здоровенный кирпич "Московской саги", а уж получить от читателя твоей первой части книгу про Мату Хари - аа, неужели, первый раз кто-то вспоминает в связи с фройляйн о ней), Новый год проходит под знаком вишни, вторая часть ринордийского цикла - видимо, в преддверии каникул - проходит модерацию стремительно, а 31го - слабенький, тающий - но идёт снег. На подъезде же к Посаду за окном электрички лежат настоящие снежные поля.
Дарить духи - рискованная затея, но оба раза попала. Неплохо.
Я всё же притарабанила им абсент, как давно хотела. Не самый лучший, но всё же настоящий и даже с туйоном. Мы распили его первого числа, с вишнёвой "Коммунаркой" и плесневым сыром, под первую часть "Покровских ворот" (надо руки дотянуть до второй).
Если ваш материализованный страх в виде здоровенного борца в трико символизирует вашу боязнь обидеть или не оправдать надежд, то мой тёмный безлицый силуэт в форменной фуражке по аналогиии... Впрочем, не будем ни про отсутствие моральных рамок, ни про остальное, вы мне всё равно не верите.
У меня теперь есть наручные часы - вещь, которую мне хотелось давно и которую я никогда бы не позволила себе сама, ведь есть мобильник.
И "пьяная вишня" - та самая, ради которой одной, по мнению мариенгофовской Ольги, стоит жить на свете)
Уже новый год дарил нам красивый, бесконечно тянущийся вечерний сумрак с силуэтами лесков, построек и станций, когда электричка почти пуста, а следом зима, расщедрившись, - настоящий снежный день, когда всё засыпается белым и можно даже ходить по нему. Ликвидатор же, с которым мы в тот день гуляли по центру, - внезапно ещё одну книжку, биографию Ф.Дзержинского. (Удачная пара к воспоминаниям невозвращенцев из ЧК, на которые я заглядывалась в тот же день... Вообще, странно цепляющий образ - чекист, или просто человек, преданный революции, волею судеб вдруг оказавшийся "по ту сторону баррикад". Если б я верила в прошлые жизни, решила бы, что это что-то оттуда).
Так что когда меня потребуют из большого мира те, чьих голосов я не хочу слышать, я, наверно, закопаюсь в "Московскую сагу", записки Думбадзе или Хармса и буду глубоко не здесь. Это ничего, что я теперь не могу засыпать без света, если дома никого нет. Можно ведь оставлять свет и делать вид, что я просто прилегла на пять минут. Всё иллюзия.
А вообще, не мне жаловаться: если вспомнить, как я представляла себе желательную будущую жизнь лет с 16ти, то почти всё так и получилось. За некоторым исключением - но над этим мы работаем. Осталось отредактировать последнюю часть - дальше посмотрим.

*Шнитке, "Эти свободные бабочки"*

@темы: Mutter Angst und Vater Schmerz, в красках, вещное, книжное, музыка, околотворческое, окружение, ретроспектива, фильмы и около

04:27 

Из снег и потёмок (рождённое слово)

Трамвайная вишенка
Ночное я животное. Переместили основную активность на тёмное время суток. С позднего вечера до утра сидим над редактурой - в это время почему-то перестаёт ломить затылок и можно заниматься чем-то осмысленным, - с утра я приступаю к работе и держусь до победного, а потом уже можно прилечь и поспать, до следующего позднего вечера. Всё равно на улице сейчас мокро и неснежно, и, кроме как за едой, можно и не вылезать никуда. (Обидно только, что всё нужное по работе я теперь успеваю часа за четыре, а потом ещё столько же приходится старательно поддерживать эффект присутствия, размечая какую-нибудь мелочь. Честное слово, лучше бы завалы новостей были, не так устаёшь от них).

"...а воздушные эскадроны мух, поднятые легким воздухом (один из тех повторов, свойственных стилю Гоголя, от которых его не могли избавить годы работы над каждым абзацем)"

Ну, раз сам Гоголь...) Такая компания радует.
Я их не ловлю совершенно - повторы. Если несколько раз просмотреть абзац по разным диагоналям - в конце концов увижу, что "а, вот тут одинаковое слово!" (не какое-нибудь "было" или "это", а что-то более редкое). Читать же вслух бесполезно. Я их не слышу. Вообще.

Кстати, оттуда же:
"Уравновешенный Пушкин, земной Толстой, сдержанный Чехов — у всех у них бывали минуты иррационального прозрения, которые одновременно затемняли фразу и вскрывали тайный смысл, заслуживающий этой внезапной смены точки зрения. Но у Гоголя такие сдвиги — самая основа его искусства, и поэтому когда он пытался писать округлым почерком литературной традиции и рассматривать рациональные идеи логически, он терял даже признаки своего таланта. Когда же в бессмертной «Шинели» он дал себе волю порезвиться на краю глубоко личной пропасти, он стал самым великим писателем, которого до сих пор произвела Россия. Внезапное смещение рациональной жизненной плоскости может быть осуществлено различными способами, и каждый великий писатель делает это по-своему. Гоголь добивался его комбинацией двух движений: рывка и парения. Представьте себе люк, который открылся у вас под ногами с нелепой внезапностью, и лирический порыв, который вас вознес, а потом уронил в соседнюю дыру. Абсурд был любимой музой Гоголя, но когда я употребляю термин «абсурд», я не имею в виду ни причудливое, ни комическое. У абсурдного столько же оттенков и степеней, сколько у трагического, — более того, у Гоголя оно граничит с трагическим". (Набоков, Лекции по русской литературе).
Даже захотелось перечитать Гоголя. В том возрасте, в котором его проходят в школе, к таким вещам обычно не очень чувствителен. А вот сейчас было бы весьма кстати.

Сегодня добили "Осень побед". Я, честно признаться, всегда считала её таким несколько уродцем в ряду рассказов, а она нет, вполне ничего. сугубо аффторское

Нет, всё же хорошо вот так брести по самым тёмным, как специально для этого созданным дням, занимаясь тем, чем надо и хочется. Осталось "Из глубин"... Ну и ДС займёмся уже после Нового года.

@музыка: иди, иди, я успею, я буду прощаться с огнём

@темы: околотворческое, минправ, книжное

23:23 

Erich Kästner, "Fabian. Die Geschichte eines Moralisten"

Трамвайная вишенка
По поводу всё же добитого "Фабиана" имею сказать одно: трудно быть моралистом, когда страна катится в пропасть, а все вокруг тихо сходят с ума и выживают, как умеют. Ещё труднее в таких условиях искать себе какой-то смысл. Тем более если "зарабатывать деньги/завести семью/растить детей" на смысл для тебя не тянет.
Конкретное наполнение "морали" оценивать особо не хочется: всё-таки слишком разные эпохи, страны и личный опыт. Хотя местами довольно похоже на нас года после 14го, да.
Финал очень нарочитый и потому символичный. По-моему, примерно этим и занимался ГГ на протяжении всей книги. Возможно, не стоит так кидаться спасать тех, кто умеет в жизнь куда лучше тебя...
Хотя, не кидался бы - наверно, не был бы тем Фабианом, которым был.
"Кто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный
Просто, чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно,
Но ошибся дорогой и не рассчитал траекторий полёта" (с)

@темы: книжное

20:09 

Спрессованное

Трамвайная вишенка
Какие забористые сны с пятницы на субботу. То с какими-то разномастными подростками пережидаешь неопределённое время в универмаге, окружённом омоновцами, обсуждая размытые планы действий и попутно болтая за жизнь *явно не обошлось без капли кинговской "Мглы"*. То в числе товарищей по несчастью вагону торопишься переписать все стихи из блокнота в блокнот, потому что если не успеешь или если стихи будут недостаточно хороши, то расстрел (и "отвалите, успокаивальщики, я-и-так-нифига-не-успеваю!!")

Просыпаешься после них с минутным "можно лучше обратно? кажется, я там была больше к месту". Но только ты - понарошку, и мир понарошечный, даже дома и огни за окном совсем ненастоящие. А выбираться, кажется, некуда.
"Вас уже отравила осенняя слякоть бульварная, и я знаю, что, крикнув, вы можете спрыгнуть с ума" (с) "Кокаинетка"

К ноябрю это проходит, но я опять забыла. Был, помнится, где-то вопрос "есть ли у вас муза?" Теперь не просто могу ответить, что есть, но и разглядела, какая она из себя. Грубовата, насмешлива, довольно бесцеремонна. Всегда в чёрном. В последнее время всё больше косит под представителя понятно какой комиссии - впрочем, я помню её и в других образах.
"Ты ж типа писатель, - облокотившись о спинку стула. - Фигли ноешь и корчишь из себя что-то другое?"
"...уже пришел к выводу о том, что искусство должно создавать мир, а не следовать ему" (с) "Поминальник XX века", Кир Булычёв
Ровно в те же минуты, как пошёл снег. Они отчего-то всегда ближе со снегом.

29го выбрались на часик на "Возвращение имён". Обилие людей младше меня радует, интонации при чтении... мм, озадачивают. Нет, список имён этаким речитативом - самое то. Но когда прибавляют финалку вроде "память поибшим/проклятие Сталину/свободу политзаключённым", не меняя той же машинной интонации - это как-то... брр. Жутковатое впечатление.
"Проблема в том, что мы тут собираемся и говорим это друг другу, а поклонники Сталина в то же время ходят по тем же улицам и считают нас чудиками" (с) кто-то из читавших
Нуу... да. Мне примерно то же хотелось сказать.
Это не к убеждениям - это было бы слишком просто. Это всё же какая-то глубинная и очень личная связь, которую мне сложно объяснить.

Похоже, весь двадцатый век уже покрывается романтическим флёром. Всего ему и понадобилось, что закончиться.
Смотрим старые чёрно-белые фильмы. Красивые.
И начали читать "Мать" Горького. Пока куда лучше и ближе, чем я думала, что будет.

@темы: цитатное, сновидческое, околотворческое, книжное, гражданское №, Zeitgeist, Mutter Angst und Vater Schmerz

01:43 

К предыдущей записи

Трамвайная вишенка
Похоже, Шрейдер, Снегов и отчасти Домбровский меня слегка "испортили")
Когда читаешь, как автор описывает происходившие с ним в реальности события, всегда держишь в голове, что автор - человек и может где-то приукрасить. Где-то недоговорить. Где-то просто чего-то не знать.
А ты, в свою очередь, можешь сказать что-то вроде: "Чел, я верю, что ты и правда думаешь, что это так, но мне из другого источника известно, что иначе". Или - "Слушай, ты как-то очень странно интерпретируешь эти факты. Наверняка, тут было не это, а совсем другое..."
В итоге, когда свой рассказ ведёт герой даже немемуарной художки, скептически хмыкаешь: "Нда? Правда что ли? А не сам ли ты это себе придумал?"

@темы: книжное

20:18 

Про майринковского "Ангела"

Трамвайная вишенка
А как хорошо начиналось...

развесистое имхо

@темы: книжное

23:22 

Пунктирное

Трамвайная вишенка
"Она не умела точить ножи, она ломала один нож за другим. Не говоря уж о стамесках! Не говоря уж о всех тех прекрасных инструментах, что полжизни рядом с тобой, что так и ложатся в твои руки, и ты не можешь без них обойтись... А тут появляется некто, кто ничего не понимает и не уважает, кто-то, кто распоряжается этими драгоценными вещами так, будто это ножи для консервных банок! Конечно, конечно, я знаю, что ты скажешь - её маленькие кораблики были настоящим произведением искусства, но почему она не могла раздобыть себе собственные инструменты и ломать их себе на здоровье?!"
(с) Туве Янссон, "Туман"
*угу, как-то так. в моём случае, впрочем, у меня тоже не было собственного. так, нашла чьи-то, приспособилась пользоваться*
*
Иногда хочется всё бросить и бежать. Другая фантазия - наряду с вечерним автобусом в никуда - самолёт, несущий тебя сквозь зиму далеко-далеко, куда-то на северо-восток. Да, самолёт: туда не ходят поезда. Даже товарняки. Самолёт садится, и ты спускаешься с трапа. Потом только пройти ещё немного, упасть в снег, и всё. Здесь никто не будет искать.
Это не как "домой". Но как будто оттуда можно "домой".
*
А Туве Янссон, кстати, очень и очень хороша. И почему мы не читали её взрослые вещи раньше. Она немного как японцы в плане созерцательной неспешности и некоторой зыбкости мира, но с куда более сильными смысловыми точками. И зима. И телесная такая, ощутимая материальность. И интонация и... и, похоже. что в любимые писатели. (Пока лучше всего "Чёрное на белом" и "Чужой город", будем читать дальше).
*
Как глупо, когда вдруг появляется твой читатель и, возможно, единомышленник, которому заходит то, что ты пишешь, который в восторге... а ты тупо пялишься в экран или лежишь, завернувшись в одеяло, и совершенно не в состоянии что-то отвечать.
Реально, очень глупо.
*
Да, самолёт, судя по карте России, на Анадырь. Дальше на север и на восток городов, похоже, нет.
*вот, кстати, и он. хороший городок, чо*

@темы: околотворческое, книжное, визуал, Mutter Angst und Vater Schmerz

20:35 

Чтение

Трамвайная вишенка
Раньше не любила читать несколько книг параллельно, мешало погрузиться в каждую из них по-настоящему. А теперь вот попробовала смешивать, потому что как раз осознанно не хочу слишком глубоко. (Всё-таки, погружаясь, в некотором смысле попадаешь во власть автора, а у меня сейчас обострено чувство угнетённости всем вокруг).

"Подозрительные пассажиры твоих ночных поездов" Ёко Тавада. По-своему оно даже мило - в стиле таких псевдоглубокомысленных красивостей из контакта. Но это надо читать летом, когда хочется лежать, ничего не делать и смотреть красивые картинки. Осенью как-то очень уж легковесно.
Хотя потом ещё стало понятно, что местами оно просто плохо написано (вплоть до немотивированных скачков со второго лица на первое). Ну и обидно, что найдя такую удачную форму - с чередой поездок и сменяющих друг друга городов - её как будто не придумали, чем заполнить. Фиг с ним, пусть бы бессюжетные глюки и рефлексии, я люблю такое. Но натуральные. А от этих разит пластиком.
*Ну зачем же вы, автор. Нельзя так писать про поезда. Нельзя так писать про бродячих танцовщиц. Вообще не надо так*

А параллельно у нас - пока недочитанный "Ангел западного окна" Майринка. Долго я крутилась вокруг этой книги и, несмотря на настойчивые подсказки, что-то останавливало. Зря: похоже, нечто в этом роде нам и было надо. Хотя на что-то всерьёз глубокомысленное оно пока тоже не очень похоже, но интересно: мутноватая переливчатая мистика на грани сна, околополитические разборки, чек инквизиция, старые бумаги и вещи... Раньше такой сильный уклон в эзотерику и тему физического бессмертия напряг бы, но сейчас к очень многим вещам я стала относиться куда проще. Ах да, начало двадцатого века. Вена. Революция в России была совсем недавно и мелькает редко, но настойчиво)
"Страх боли, которая предшествует смерти, — это как раз то, что загоняет каждое живое существо в ловчую сеть земной жизни: если бы этой боли не было, не было бы больше страха на земле".

@темы: цитатное, книжное

18:45 

Дафна Дюморье

Трамвайная вишенка
Попробовала читать Дафну Дюморье. Хорошо, ннно... всё-таки нет.
Стиль замечательный, тут без вопросов. И нет, не будем о мире, перенаселённом мудаками, где редкие положительные персонажи обречены страдать (если только не могут смотаться куда-нибудь из этого общества). Это, в общем, право автора, да и её ворчливая мизантропия мне скорее нравится, чем нет. Не будем даже о попытках странного морализаторства: понятно, что человек пропитан нравами, в которых рос - даже когда бунтует против них и хочет провозгласить другие.
Но... но мне у неё слишком логично и прозрачно. А я люблю затемнения, непроговорённости, чтоб было куда занырнуть и поискать наугад непонятно чего...
А здесь и нырять незачем: всё и так уже на поверхности.
Хотя, конечно, это её ранние рассказы. Может, в более поздних вещах по-другому?
Но похоже, по традиции мне больше всего нужно в книгах то, что все не любят)

@темы: книжное

18:29 

Ветер

Трамвайная вишенка
Стоило высунуться ночью из окна, чтоб почувствовать, как переменился ветер. Будто проснулся и откинул, как травинку, пофигистичную летнюю ленцу: "ну что, давайте по-нормальному?" Давно уже в нём не было столько жизни, будоражащей и настоящей - чуть слышная нотка металла... или дальнего снега?
А сегодня - похолодание, водопад за окном и гроза. Отлично. По крайней мере, можно не чувствовать себя рыбаковским Каменевым ("- Что надо? - спросил надзиратель. - Зачем топите? - Мы этих делов не знаем!") *особенно, когда голова уже не соображает, а ещё два часа, вот хоть убейся, надо доработать*
Поворот?

@темы: в красках, книжное

01:22 

"В пространство"

Трамвайная вишенка
Да, Сашу Чёрного запощу всё-таки.


В литературном прейскуранте
Я занесен на скорбный лист:
"Нельзя, мол, отказать в таланте,
Но безнадежный пессимист".

читать дальше

@темы: книжное, цитатное

17:08 

Большой книжный опросник

Трамвайная вишенка
Последнее время хочется поговорить за книжки. Вообще хочется устроить "генеральную исповедь" по многим темам, так что, может, другие серии постов тоже будут. А тут пусть именно книжное, повод-то удобный.
Опросник потянут у Тень Черного Зверя. Будет по 10 дней сразу, растягивать лениво.
*ах да. я вообще больше по рассказам, так что в некоторых пунктах будут они, а не целые большие книги*

1-50

День 51: Персонаж, на которого вы больше всего похожи.
Тут много кого можно перебрать - в зависимости от времени и настроения. Но последний раз яркое "Да это про меня!" было от Коврина из чеховского "Чёрного монаха". Причём это явно не желаемое за действительное, желать там особо нечего.

День 52: Персонаж, на которого вы больше всего хотели бы быть похожим.
Нет такого единственного в своём роде персонажа. Мне вообще кажется неправильной эта практика - хотеть во всём быть похожим на кого-то другого. Пытаться позаимствовать отдельные черты - да. Ориентироваться на чей-то образ, когда решаешься на что-то - да. Даже подражать на каком-то этапе - возможно. Но стараться в идеале стать "как он/она"... Не.

День 53: Самый неожиданный поворот сюжета или финал.
Финал "Под знаком незаконнорожденных" (он же "Bend Sinister") Набокова. Примерно: "в общем его сейчас уже застре... а хотя фиг с ним, гляньте, ко мне бабочка прилетела". Ээ...а автор не хочет закончить? Не, я понимаю, глубокий символизм, всё такое... но... может быть...

День 54: Самый разочаровавший финал.
"Степеной волк" Гессе. История в целом была очень близкой, понятной и очень "моей", но финал... Нет, я понимаю, что автор руководствовался самыми благими соображениями. Но в моём сознании облом в стиле "что, думал весь такой особенный и никем не понятый, сейчас смерть свою найдёшь? обойдёшься, живи дальше, пока не исправишься" - подобный разворот довольно подлый и садистский. *не, возможно, автор просто был моралистом?*

День 55: Самое любимое название.
У Пильняка очень классные названия иногда мне кажется, это лучшее, что у него есть Вот хотя бы - "Повесть непогашенной луны". Каково?)

День 56: Самое нелюбимое название среди любимых книг.
Вспомнилось несколько, но все они, скорее, на совести переводчиков: где-то утратились оттенки смысла, где-то и вовсе поменяли на другое. (Ну что за модная завлекалочка "Под знаком незаконнорожденных", когда это всего-то "Перевязь влево"?) Из непереводных - пожалуй, "Хранитель древностей". Сейчас уже звучит несколько безлико и затёрто.

День 57: Книга, которую все ненавидят, а вам понравилось.
"Зубчатые колёса" Акутагавы. Все жалуются, что слишком шиза, а я люблю, когда с шизой. Тем более много-много мелких штук, картинок, образов, и всё одно из другого... Затягивает.

День 58: Книга, которую все любят, а вы терпеть не можете.
Я немного подотстала от жизни и что-то не соображу, что сейчас все любят. Тем более так, чтоб я это читала.
Ладно, смухлюем: стихи Цветаевой в целом. Лучше уж Ахматова или кто-то из менее известных. А эти мазохистские любовные страдания - бесят, бесят, бесят.

День 59: Самая любимая книга из всех.
Нет, пожалуй. Если то, что наиболее близко и созвучно, наиболее переплетается со всеми чувствами и устремлениями, что "взяли бы на необитаемый остров" - то это моё собственное трёхкнижие (что и понятно). А из чужих - всё же нет, как бы сильно ни нравились они в определённый момент. Всегда остаётся зазор.

День 60: Книга, которую вы читаете прямо сейчас.
Акутагаву иногда читаю после работы. Успокаивает и хорошо прочищает мысли.

*конец флэшмоба*
запись создана: 10.07.2017 в 22:28

@темы: флэшмоб, книжное

02:21 

А. Р.

Трамвайная вишенка
"Голос. У тебя нет идей. А если изредка они и бывают, то всегда противоречивы.
Я. Это лишь доказательство того, что я иду вперёд. Только идиот до конца уверен, что солнце меньше кадушки.
Голос. Твоё высокомерие убьёт тебя.
Я. Иногда я думаю так: может быть, я не из тех, кто умирает в своей постели".
<...>
Голос. Значит, ты не будешь себя оправдывать?
Я. Я просто примиряюсь с судьбой.
Голос. А как же с твоей ответственностью?
Я. Одна четверть - наследственность, другая четверть - окружение, третья четверть - случайности, на моей ответственности только одна четверть.
Голос. Какой же ты мелкий человек!
Я. Все такие же мелкие, как я.
<...>
Голос. Ты не сделал ничего дурного. Ты страдаешь только из-за нынешнего общественного строя.
Я. Даже если бы общественный строй изменился, всё равно мои действия непременно сделали бы кого-либо несчастным".

(Акутагава Рюноскэ, "Диалог во тьме").

Почему-то музыку я ощущаю на цвет, а книги - на вкус. После всегдашней орущей свалки мнений по работе водянистая прохлада Акутагавы - самое то. Больше даже нравятся поздние вещи, где нет особого сюжета - только бесконечное колыхание "воды". Воздух в красках и звуках, дым сигарет, милые вещички из прошлого, разговоры, метания, тонны рефлексии и тихая прозрачная меланхолия.

@темы: книжное, цитатное

20:03 

Повторное знакомство

Трамвайная вишенка
Кто-то, похоже, услышал мою жалобу, что в книжных среди Цветаевых, Есениных и Мандельштамов нигде нет Саши Чёрного.
Нашла) Притащила.
Внезапно он замечательный. (Только насчёт зимы мы не сошлись. Но он явно был из "летних людей" - тут понятно, вкусы). И очень-очень современный: со всеми этими Думами, лже-патриотами, самоубийствами от безысходности и общей бытовой муторностью.
И несмотря ни на что, всё это довольно забавно тоже. На любителя, но у меня всегда было пристрастие к "черноватому" юмору.

*я его читала, конечно - где-то в средних классах, но что тогда могло быть понятно*
Вот это, пожалуй, понравилось больше всего.

Интеллигент.

Повернувшись спиной к обманувшей надежде
И беспомощно свесив усталый язык,
Не раздевшись, он спит в европейской одежде
И храпит, как больной паровик.

Истомила Идея бесплодьем интрижек,
По углам паутина ленивой тоски,
На полу вороха неразрезанных книжек
И разбитых скрижалей куски.

читать дальше

Кстати, к вопросу о "мизантропии".
"Саша Чёрный скончался от сердечного приступа 5 августа 1932 года. Рискуя жизнью, он помогал в тушении пожара на соседней ферме, придя домой, слёг и больше не поднялся" (из википедии).
Какой-то на редкость человечный финал, по-моему.

@темы: книжное, гражданское №

00:34 

"Хранитель древностей"

Трамвайная вишенка
Странная книга. Понравилась, но со скрежетом.
Описания города и окрестностей поистине обворожительны, экскурсы в историю интересны и совсем не надоедают, много рельефных, почти осязаемых мелочей, которые хочется осмотреть, потрогать, понюхать. Но иногда думаешь, лучше б так и оставалось, без человеческих персонажей: какие же они все бесячие (и не поймёшь, сами ли по себе или это главгер - скрытый мизантроп, и это в его восприятии они такими становятся). Мне по-настоящему понравился только Корнилов (и то, чувствую, потому, что про него почти ничего определённого не сказано).
*нет, ещё понравилась пара жутеньких моментов со Степаном Митрофановичем и Софой. если примерно в таком стиле написана вторая книга, стоит зачитать*
Сам главгер... Ну то есть чел прекрасно понимает, что происходит - даже когда делает вид, что не видит, не слышит и весь в своём занятии. Осуждать за это было бы странно: зарыться в то, что нравится, когда вокруг творится хз что - нормальная человеческая реакция. С другой стороны, и пожалеть - "бедненький, скоро арестуют" - как-то не очень получается.
Но какие чудесные порой выходят моменты! Как будто автор переключается на какую-то другую - не дневную, более смутную и таинственную волну - и вот тут проявляются настоящие жуть и красота, в которые ныряешь с головой и укачиваешься на их вихрях.
"Страшное заключалось в самой монотонности этой песни, в гипнотизирующих повторах её (ведь она, чёрт её побери, колыбельная), которые каждый раз звучат по-иному, но всё страшнее и страшнее. И есть в этой песенке ещё какой-то пафос пустоты: вот лес, горы, поля, непроглядная тьма, и из этой тьмы раздаются разные звериные голоса. С первых же строк чувствуется, как холодно, страшно этому серому козлику блуждать по лесам и долам. Сейчас мне очень трудно точно вспомнить, что же именно пропел старик. Ведь это народная песенка, и поэтому всюду она поётся по-разному. Но вот примерно что я услышал:
читать дальше"

Вот это проникновение сна, сказки, а иногда и библейского образа в обыденную реальность - ненавязчиво, то здесь, то там, то нигде, то вдруг снова здесь - наверно, лучшее, что есть в книге. Совершенно особенная получается ткань.
*на самом деле, были ещё мысли по поводу некоторых идей и аналогий, но думать об этом откровенно неприятно. да, тоже зарываюсь в то, что нравится*

@темы: книжное

02:07 

Начали "Хранителя древностей" Домбровского

Трамвайная вишенка
Люблю такие медленно-тягучие медитативные штуки.
(Подумалось ещё за просмотром "Соляриса" несколько дней назад: да пусть себе тянется, оставляя сколько угодно непоняток - главное, красиво же!)
Ну да, тридцать седьмой... Ну да, тучи вроде как сгущаются... слушайте, да кому какое дело, давайте лучше поговорим о древних черепах. Или об орнаментах. Или о рисунках Хлудова.
Да давайте, поговорим) Я не против, тем более, вы так интересно рассказываете)
Это не считая совершенно замечательного описания города в самом начале. Вообще, по-моему, когда автор действительно прочувствовал город и теперь может рассказать о нём, как о живом, это всегда интересно - неважно, Москва это, Берлин или Алма-Ата.

@темы: книжное, фильмы и около

14:51 

"Тёмная сторона Москвы" и мысли в синие вечера

Трамвайная вишенка
А он всё равно падает - хотя давно уже нет зимы ни внизу, ни наверху; не к месту, не ко времени, летит и сразу тает, коснувшись луж и асфальта... но всё равно продолжает падать.
будь как снег

Такие лилово-синие вечера со снежинками лучше всего подходят, чтоб прошвырнуться по улицам, цапнуть где-нибудь печенье и книжку в качестве трофеев и, вернувшись домой, медленно поглощать их с чашкой чего-нибудь горячего. Давно не было таких вечеров - своих для своих, и пусть мир подождёт.
(Книжка, правда, дрянь - это мы и так сразу поняли, даже не вскрывая защитную упаковку, хотя давно уже не было такого настойчивого "Эту. Нам это надо". Но и вправду - на некоторые вещи она неплохо раскрывает глаза, и я рада бы думать, что преувеличиваю).

Итак, заявлено: сборник обработанных городских легенд - про специфично московские "плохие места", призраков и т.д. Вот лучше б осталось в краткой форме наподобие "базы" из первого "рассказа" - и интереснее, и места бы на больше историй хватило. Ладно, не будем о кукольных перс действующих лицах, отдалённо похожих на живых людей, о странных и разносторонних провалах в матчасти у автора и о местами удивительном ломании русского языка... Хотя нет, почему, будем. Мне обидно, когда такое появляется в печати. Конечно, никогда не претендовала на "шедевральность", но, честное слово, я пишу лучше.
Но не в этом даже дело - потому что и схематичные участники, и невразумительное мельтешение действий, и даже сами легенды тонут в повсеместной и самой топорной пропаганде, приправленной кухонной философией. Наши цари - самые-самые, наше оружие - лучшее в мире, наша нация - духовнее всех прочих наций... а, а ещё, помните, мы немцев победили, так вы там это, работайте себе тихонько, рожайте, живите скромно. Смотрите телик, кушайте мороженку (пиво тоже можно). И не вздумайте вякать на царя. А то придут злобные демоны с сектантами. и Манеж сгорит
Хочется думать, как лет через пятьдесят где-нибудь в компании беззаботно поржут над этим опусом: "Смотрите, какая незамутнённая агитка!" Потому что существовать в мире, где эта каша-малаша всерьёз является общественным мнением и "линией партии", а подобный суррогат заменяет литературу... Я пас.

PS. Нет, на самом деле одна история даже зацепила - про ледяную фигуристку на Чистых прудах (вот тут например интереснее рассказано, часть 10). На целый исторический драму-триллер потянет, кто бы только взялся. Это ж прелесть, что такое: история мести слабого существа плюс "кто следующий" в антураже старого города, и единственный перс, который понимает, что происходит и что он тоже "в списке", но сделать ничего не может, и открытый финал в лучших традициях... А вечерний каток и сама ледяная дева! Как это могло бы быть прекрасно! *вздыхает* Нда... Снимать это, конечно, никто не будет.

@темы: книжное, гражданское №, вещное, в красках

Flamme im Shneesturm

главная